Календарь событий

Июнь 2017
ВС ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30

Архив

  • Январь
  • Февраль
  • Март
  • Апрель
  • Май
  • Июнь
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
  • Ноябрь
  • Декабрь

Иван Глушков: Почти 70% лекарств из списка жизненно необходимых зарегистрированы в России

Опубликовано: 12:30 / 01.10.2015
На форуме ОНФ, посвященном импортозамещению в области медицины, эксперты отметили низкую эффективность госзакупок и отсутствие механизма внедрения новых разработок. Иван Глушков, эксперт Центра мониторинга технологической модернизации и научно-технического развития ОНФ, председатель правления Калужского фармацевтического кластера, рассказал о том, с какими трудностями приходится сталкиваться.

- Иван Анатольевич, достижимо ли импортозамещение лекарственных средств к 2018 году на уровне 90%?

- Речь идет о том, что 90% лекарственных средств, включенных в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), будут зарегистрированы на российских производственных площадках. Регистрация позволяет продавать лекарства, но не обеспечивает успешность продаж. Намеченный уровень вполне достижимый. В настоящее время почти 70% медикаментов из списка жизненно необходимых уже зарегистрированы в России. Если перечень не будет расширяться, то в ближайшие несколько лет таких лекарств станет 90%.

- Иными словами, 90% препаратов буду исключительно российского производства?

- Для начала надо законодательно определить - что такое лекарственное средство российского производства: лекарство, которое прошло здесь регистрацию, или лекарство, которое здесь было произведено. У нас нет четкого механизма оценки. Нет представления о том, за какую цену государство будет готово купить препарат. Вот пример.
Моя компания поставляет препарат в Литву. Литовский Минздрав говорит: мы можем потратить на курс столько-то, так что если ваш препарат стоит дороже, то можете его у нас даже не регистрировать - зря потратите время. В России даже этого сказать невозможно - критерии отсутствуют.

- Насколько препараты российского производства соответствуют по уровню качества импортным аналогам?

- Это заблуждение - считать, что импортное непременно высокого качества, а российское - низкого. Есть страны, где производят медикаменты более низкого качества, чем в России, есть - где более высокого. У нас работают заводы, которые экспортируют лекарственные средства в Евросоюз, а есть - производящие лекарства низкого качества. Проблема в системе госконтроля на производствах, которая находится пока в стадии становления. Я уж не говорю про производственные площадки, которые находятся за пределами России, - их даже не начинали инспектировать. Есть заводы, которые в такой инспекции не нуждаются. В Германию, например, ехать совершенно не обязательно - там все в порядке с качеством. А вот площадки в Индии и Китае, а они нам поставляют лекарства, инспектировать просто необходимо. Эти лекарства часто более низкого качества, чем российские.

- Можно ли выделить российские регионы, в которых производство лекарственных средств развивается наиболее успешно?

- Калужская, Московская, Ярославская области, Петербург, Томск - в этих регионах новые заводы выпускают 90% лекарственных препаратов, многие производства очень перспективны. При этом у пятерки лидеров настолько велики преимущества перед другими производителями, что остальным их уже просто не догнать.

- А если потребитель выберет импортные аналоги?

- Пациент в редких случаях выбирает, исходя из страны производства. Определяющую роль играют как действие препарата, так и его цена.

- Как формируется лекарственный ассортимент российских производителей лекарственных средств?

- Все они ориентированы на поставки лекарств государству. Это препараты, которые государство готово закупать в очень больших объемах: лекарства от орфанных (редких) заболеваний, ВИЧ, онкологических заболеваний, то есть производители выбирают те направления, по которым у государства самые большие расходы.

- Есть ли стимул у иностранных производителей локализовать производство в России?

- Стимулов не много. Представьте: работал завод в Венгрии, поставлял лекарства нам. Им говорят: локализуйтесь, стройте завод в России и производите здесь. Но для этого надо «перетащить» венгерский завод к нам. Это большие расходы, которые будут заложены в стоимость лекарства, цена которого, конечно, поднимется.

- Как государство поддерживает фармпроизводителей?

- Существуют налоговые стимулы в фармацевтике, но в общем объеме налогов они «весят» очень мало. Хорошо, что они есть.

- Какие налоговые льготы вы имеете в виду?

- На федеральном уровне нет никаких льгот, есть на региональном. В части налогов каждый регион принимает решение о льготах местным производителям. Как правило, это могут быть льготы на имущественный налог и на подоходный.

- Программа «Фарма-2020» предусматривала не только локализацию, но и организацию инновационных производств от создания молекулы и клинических исследований до выпуска готовых лекарственных средств. Есть ли на этом пути какие-то результаты?

- Есть небольшие подвижки, работа идет, но ключевая проблема состоит в том, что разработка стоит недешево, особенно в самом начале. На выходе мы можем получить лекарство по такой цене, что пациент не сможет его себе позволить, а государство просто не станет закупать. Кроме того, нужно дать отрасли время - процесс разработки очень длительный, порой составляет 15 - 20 лет. Существует система поддержки таких исследований в рамках программы «Фарма-2020», но новых препаратов регистрируется не много, а доля рынка, которую они составляют, мизерна.

- Что нужно, для того чтобы ситуация изменилась?

- Все фармпроизводство работает на государство - основной покупатель медикаментов. У разработчиков новых препаратов нет ориентира - в какую сторону им двигаться. Если бы государство научилось определять, для лечения каких заболеваний нужны препараты, работать было бы проще. Пока же ситуация выглядит так: люди сделали хороший препарат и самый простой путь для них - продать разработку за рубеж. Это вопрос целеполагания - если государство хочет, чтобы эта индустрия спасала жизни пациентов и приносила деньги, оно должно быть ориентировано на инновационное производство, а не на нефтяную трубу.

- Как обстоит дело с производством российского медицинского оборудования?

- С медтехникой все сложнее, чем с фармой. Необходимо гораздо больше видов медоборудования, чем лекарств. При этом современных производств внутри России намного меньше и определить потребности государства намного сложнее. Всем понятно, какое нужно общеизвестное, массовое оборудование, но наименований - миллион, и в каждом из этих аппаратов есть необходимость.

- Разве не существует список необходимого медоборудования?

- Список - это еще полдела. Такой список могут составить профессионалы, не проблема. Но для государства такой список - вопрос социальных обязательств. Если такой список будет, то государство просто обязано купить это оборудование.

- Но с фармой все обстоит более благополучно?

- У нас есть план до 2020 года. Когда можно рассчитывать свои действия на 12 лет вперед, это дает ощущение некоторой стабильности. Три десятка новых заводов за последние пять лет - это очевидное движение вперед. Новые заводы - это же не только новые препараты отечественного производства, но и новые рабочие места и налоги. Конечно, это большой плюс для страны. За последние несколько лет или построили свои заводы, или локализовали производство 46 крупнейших мировых производителей из 50. Происходит углубление, расширение производства, увеличение количества стадий.

- Возможно ли организовать перспективное фармпроизводство с нуля и получить государственную поддержку?

- Все компании находятся в поиске новых рыночных ниш и делают это эффективнее, чем государство. Удалось объяснить государству, что ему это нужно.

- Могут ли производители рассчитывать на собственные силы?

- Фармкомпании не бедные, найти деньги под такие проекты - не проблема. Вопрос лишь в том, что, как в случае с любым инвестпроектом, надо понимать, кому его продать. Невозможно рассчитывать, что инновационные препараты будут покупать в аптеке в таких количествах, что вложения в разработку окупятся. Например, курс лечения от гепатита С стоит от 300 тыс. руб. Много ли у нас в стране пациентов, которые могут купить курс за 300 - 500 тыс. руб.? Таких людей крайне мало. Большинство новых препаратов стоят еще дороже. Если инновационные препараты не будут куплены в системе госзаказа, то их нет смысла производить.

- В фарме немало трудностей, но производство развивается. Почему с производством медтехники все гораздо хуже?

- Производители медоборудования позже начали этой темой активно заниматься. К тому же фарма все-таки может продавать свою продукцию через аптеки, медтехника через аптеки реализуется крайне редко. Очень небольшая доля приобретается частными клиниками, основной заказчик - государство.

Источник: журнал "Московские торги".